В любое время года Экскурсии от Moscowwalks
Подарочные сертификаты Прогулок по Москве
Подарите друзьям совершенно новый город


22 июля, суббота
16:00 Воронцово поле: немецкие коммерсанты, русские предприниматели и советские перипетии

Место встречи: м. «Чкаловская», около выхода из метро

23 июля, воскресенье
13:00 Остров Невезения-1: от Красного Октября до Балчуга

Место встречи: м. «Кропоткинская», последний вагон из центра, выход на Волхонку, к Храму, по лестнице вверх


Стоимость экскурсии: для всех — 400 рублей, для пенсионеров — 300 рублей, для детей до 14 лет (с одним из родителей) — бесплатно.

Подробное расписание экскурсий смотрите на http://moscoww.ru

/


Британия в Москве

Auto Date Среда, февраля 9, 2011

Сегодня мы продолжаем нашу постоянную рубрику Иностранцы о Москве и предлагаем небольшой рассказ о самых британских местах Москвы и о давних связях наших стран и столиц.

Читать истории, смотреть фотографии и картины —>


Начнем с самых истоков. Всем известно, что Москву основал Юрий Долгорукий (см. также Памятник Юрию Долгорукому), сын Владимира Мономаха. Но в то же самое время точно не известно про мать основателя Москвы. А ей, предположительно, была вторая жена Владимира Мономаха — принцесса Гита Уэссекская, дочь последнего англо-саксонского короля Англии Гарольда II Годвинсона, убитого вторгшимися в Англию норманнами в битве при Гастингсе в 1066 г.


Собственно, возможный дедушка Юрия Долгорукого на коне в бою у города Гастингс.


Он же, уже убитый. Глазами современников.

После смерти Гарольда его дочь Гита бежала сначала во Фландрию, а потом к своему дяде — Свену Эстридсену — королю Дании, который ее приютил, а потом успешно от нее избавился, выдав замуж на восток, в далекую Русь за «Вальдемара», точнее Владимира Мономаха.

Так что наш великий русский князь Юрий по крови вполне может быть наполовину англичанином.


Но двинемся дальше.

Официальные отношения с Великобританией Россия и Москва, в частности, установила при Иване Грозном.

XV век, извечные соперники англичан на море — испанцы и португальцы ходят в Индию, открывают Америку, вовсю начинают торговать с Новым Светом и Востоком, а у Британии новых рынков для сбыта товаров просто нет. Англичане снаряжают экспедицию на восток, очень хотелось доплыть до Китая и Персии через северные моря…

Обратимся к документам. Вот английская карта конца XVI века:

Как видите, даже к концу XVI столетия англичанам все еще казалось, что вот так просто, раз, и доплыли северным путем в богатый товарами и ресурсами Китай. А еще в середине века представления об устройстве мира были еще более пространными.

Итак, старая английская картина:


1553 год. Корабль капитана Ченслера «Эдуард Бонавентура» огибает мыс Нордкап (ныне Норвегия, самая северная точка Европы)

Изначально на поиски новых путей была снаряжена экспедиция из 3 кораблей, но доплыть суровыми северными морями суждено было только одному — под командованиям Ричарда Ченслора (Richard Chancellor). И, конечно, доплыл он не до Китая, а только до нынешнего Северодвинска, где был радушно встречен удивленными поморами. Осенью 1553 г. английскую торговую делегацию посуху доставили в Москву, где их принял сам Иван Грозный, который был искренне рад новым торговым возможностям.


Иван Грозый принимает Ричарда Ченслора. Английская гравюра.

Ченслор писал про Москву:
«Сама Москва – град великий. Мнится мне, будет он поболе Лондона с посадом, но при том он зело дикий и стоит безо всякого порядка…»

С легкой руки Ивана Грозного представителям Англии в Москве были отданы палаты на Варварке, ныне палаты Старого Английского двора.

На свое содержание английское посольство ежедневно получало четверть быка, 4 барана, 12 кур, 2 гуся, одного зайца или тетерева, 62 хлебных каравая, 50 яиц, четверть ведра средиземноморского вина, 3/4 ведра пива, полведра водки и 2 ведра меда.


Иван Грозный показывает сокровища Джерому Горсейю (Jerome Horsey). Картина А.Литовченко. 1875 г.

Кроме того, английским негоциантам были даны огромнейшие привилегии, в частности они не платили никаких пошлин. В Лондоне даже была основана «Московская компания».
Отняли беспрецедентные привилегии только в после 1649 года, когда англичане мало того, что устроили у себя в стране смуту, так еще и посмели казнить короля Карла I, на святое руку поднять, а также установили у себя, немыслимо (!), республику.


Но это все предыстория, настоящая история английского влияния начинается позже.


До XVII века башни Кремля были просто плоскими, без шатровых завершений. Чистая такая средневековая европейская крепость.
В 1620-х гг. по желанию новоизбранного царя, первого из Романовых, Михаила Федоровича Спасская башня обретает куранты и шатер. Работы по надстройке башни и установки часов ведут Бажен Огурцов и шотландский мастер Христофор Галовей (Christopher Galloway).

Правда, куранты Галовея были совершенно другими (нынешние куранты — произведение середины XIX столетия). Взглянем на изображение Красной площади в XVII веке…

Чуть крупнее — Спасская башня и куранты, только с одной стороны и ниже, чем нынешние. При этом еще и куранты эти были устроены принципиально по-другому: вращались не стрелки, а циферблат. (см. также Детали: Красная площадь)

Английский врач Самюэль Коллинс в письме к своему другу Роберту Бойлюс усмешкой писал:
«У наших часов стрелка движется по направлению к цифре, в России же наоборот — цифры движутся по направлению к стрелке. Некий господин Галовей — весьма изобретательный человек — придумал циферблат такого рода. Объясняет он это следующим образом: «Так как русские поступают не так, как все другие люди, то и произведённое ими должно быть устроено соответственно»

Кроме того, при том же Михаиле Федоровиче Христофор Галовей сконструировал водоподьемный механизм Водовзводной башни для забора воды из Москвы-реки на нужды царского двора.



Еще одним выдающимся московским шотландцем стал сподвижник Петра I Яков Брюс из древнего клана, давшего Шотландии двух королей.


Брюс заведовал обсерваторией при Навигацкой школе в Сухаревой башне (стояла посреди Сухаревской площади, снесена в 1934 г.). Яков Брюс был очень образованным человеком, собрал большую библиотеку, проводил алхимические опыты, за что и прослыл чернокнижником. Долгое время, вплоть до самого сноса башни, в народе ходила молва, что он-де замуровал свою тайную черную книгу, где-то в стенах башни.

Да и сама башня на первых порах считалась чем-то дурным и резко контрастировала с окружающим пейзажем, что хорошо показано в картине А.Саврасова (1872 г.):

Мусины-Пушкины в свое время породнились с потомками Брюса, поэтому их дом на Разгуляе (ныне рядом с м.Бауманская) обрел дурную славу. Поговаривали, что там обитает призрак Брюса.

Видите слева на втором этаже белую трапецию? Это некогда были солнечные часы. Но московская молва упорно утвержала, что колдун Брюс замуровал в стене свою жену, а это есть ни что иное как крышка от гроба, которая перед большими войнами и несчастиями чернеет.


В 1776 г. Екатерина II разрешила содержать «театральные всякого рода представления». К 1780 г. рядом с рекой Неглинной и улицей Петровка англичанин Михаил Медокс (переиначенное от Michael Maddox) построил каменный «Петровский театр». На рисунке представлена реконструкция местности, ныне на Яндекс панорамах это место выглядит так. Неглинная течет в трубе, моста нет, а на столь полюбившимся москвичам театральном месте ныне стоит Большой театр.


В театре было четыре яруса с ложами и две просторные галереи. В партере насчитывалось два ряда с закрытыми по бокам сиденьями. Роскошно украшенные ложи стоили от трёхсот до тысячи рублей и дороже. Билет в партер стоил один рубль. Театральный зал вмещал 800 зрителей и еще столько же публики вмещалось на галереях.
В 1788 г. к театру дополнительно пристроили круглый маскарадный зал-ротунду.

Помимо антрепренерства Медокс был еще и хорошим мастером часовых дел. Вот, например, его подарок Екатерине II, хранящийся ныне в Оружейной палате:

Благодаря Михаилу Медоксу в Москве появился первый «воксал», т.е. увеселительный парк с буфетами, павильонами, оркестрами, блекджеком и шлюхами.

Идея пришла все также из Англии, где в тогда еще загородном районе Vauxhall («вОксолл») размещался популярный среди лондонского бомонда развлекательный парк.

Старая английская гравюра:

Нечто подобное Медокс организовал в Москве, выкупив у купца Саввы Яковлева владение в районе Таганки. Воксал Медокса работал в теплое время года, с мая по сентябрь. Гулянья продолжались часто далеко за полночь, поэтому подъездные улицы к воксалу освещались факелами. И поныне на месте воксала располагаются Большой и Малый Факельные переулки, какое-то время называвшиеся Большим и Малым Вокзальными.
Слово «воксал» прочно вошло в русский язык в первой полвине XIX века и обозначало любой парк с программой, ресторанами и гуляниями.

Пушкин писал Гончаровой:

Так и мне узнать случилось,
Что за птица Купидон;
Сердце страстное пленилось;
Признаюсь — и я влюблен!
Пролетело счастья время,
Как, любви не зная бремя,
Я живал да попевал,
Как в театре и на балах,
На гуляньях иль в воксалах
Легким зефиром летал;
Как, смеясь во зло Амуру,
Я писал карикатуру
На любезный женский пол;
Но напрасно я смеялся,
Наконец и сам попался,
Сам, увы! с ума сошел.

Однако с появлением железных дорог слово изменило свое значение.

В этом снова виновата английская местность Vauxhall. Даже британские источники рассказывают следующий исторический курьез: российские инженеры, приехав в Англию изучать железные дороги, в частности посетили вокзал Vauxhall и приняли название местности на табличке за  название самого общественного здания. После чего «вокзал» стало обозначать в Москве и в России, в целом, большое капитальное строение на железной дороге, в то время как небольшие остановки по ямщической традиции так и остались станциями.

Говоря про транспорт невозможно не упомянуть и метрополитен.

Строительство метрополитена в Лондоне в 1860-х

Почти та же история случилась со словом «метрополитен».  Первый метрополитен в мире строила в Лондоне компания Metropolitain Railway, т.е. Железные дороги Метрополии (Велкиобритания — метрополия, остальное — колонии Британской империи). В самом Лондоне слово не прижилось, там метро официально называют Underground («подземка») или неформально Tube («труба» ), а в других странах распространилось. В частности, в советской России.

Что интересно, сокращение «метро» в первые годы было мужского рода. Тот же Леонид Утесов пел:

Я ковал тебя отборными подковами.
Я пролетку чистым лаком покрывал.
Но метро, сверкнув перилами дубовыми,
Сразу всех он седоков околдовал
.

И газеты писали: Мы строим наш метро советский…

Еще одним знаковым местом Великобритании в Москве стал нынешний ЦУМ. До революции он был торговым домом шотландцев Эндрю Мюра и Арчибальда Мерилиза. Еще в 1880-х они открыли первый магазин на Театральной площади, а к 1908 г. выстроили огромный торговый дом в стиле европейской готики и с элементами модерна. Торговый дом «Мюр и Мерелиз» слыл в Москве одним из главных магазинов, где можно было купить все. Множество товаров они выпускали под своей маркой, вели торговлю по красиво изданным каталогам.

Еще одним английским местом Москвы можно считать гостиницу «Метрополь». Над ней трудились архитекторы Лев Кекушев и Вильям Валькот (William Walcot). (См. Детали: Театральная и Метрополь)

Валькот долго работал в России, строил не только Метрополь, но и особняки для состоятельных господ, а в 1908 г. уехал в Лондон. Правда, на родине его архитектурная карьера не задалась и во время Второй Мировой войны он в возрасте 69 лет автор Метрополя покончил жизнь самоубийством.

Единственное скромное здание, построенное им в Лондоне и поныне стоит на Сент-Джеймс Стрит.

Бесспорно самым британским местом Москвы следует назвать действующую Англиканскую церковь Св.Андрея в Вознесенском перелуке.

Это пример хороший настоящей викторианской готики, здание было построено в 1880-х гг.по проекту английского архитектора Нила Фримана специально для британской общины.

Место очень насыщенное трагическими событиями, про эту церковь мы делали отдельный репортаж с рассказом об истории, фотографиями со службы и подробными изображениями деталей. Крайне рекомендуем ознакомиться!

В доме английского стиля в Спиридоньевском переулке рядом с Патриаршими прудами сейчас располагается гостиница Марко Поло. До революции же здесь был монашеский дом англиканской церкви, который содержала вдова состоятельного шотландца Джейн Макгил.

На средства Джейн Макгил рядом вышеупомянутой англиканской церковью в 1890-х был возведен дом пастора, о чем до сих пор говорит мемориальная табличка на фасаде (удивительно, как сохранилась за советское время!)


ПОСТРОЕНО ДЛЯ ЦЕРКВИ СВ. АНДРЕЯ
В ПАМЯТЬ О РОБЕРТЕ МакГИЛЕ
ЕГО ВДОВОЙ. 1894 от Р.Х.

Зимой 1918 года в ее квартире в квартире госпожи Макгил обосновались революционные матросы и выбросили бедную женщину на улицу в самый мороз. Ее узнал кто-то из прихода церкви и привел в дом пастора, но через пару дней она скончалась. Ей было 86 лет.

На этом и заканчиваем наш короткий рассказ о самых заметных следах, оставленных британцами в Москве.

ПС кстати, святой покровитель Москвы, Георгий Победоносец, одновременно и святой покровитель Англии. Такие сложные переплетения.

Комментировать с помощью Facebook: