В любое время года Экскурсии от Moscowwalks
Подарочные сертификаты Прогулок по Москве
Подарите друзьям совершенно новый город

21 июля, четверг
19:00 Переулки Мясницкой: от масонов до армян

Место встречи: м. «Чистые пруды», около памятника Грибоедову

22 июля, пятница
19:00 Московские львы

Место встречи: м. «Арбатская» (голубая), у кинотеатра Художественный

23 июля, суббота
14:00 Улица Остоженка и ее переулки (часть 1)

Место встречи: м. «Кропоткинская», выход к Гоголевскому бульвару, у выхода из метро

24 июля, воскресенье
14:00 Прогулка по Пресне

Место встречи: м. «Краснопресненская», на выходе, у скульптуры Дружинника

Подробное расписание экскурсий смотрите на http://moscoww.ru

/


доска строганная. Низкие цены на Архангельский лес. Качество
forest-wood.ru
Сайт города Экибастуз
ekibas.com
Спецобувь. Защита с комфортом. Еврокачество. Доступные цены. Заказывайте
anvigroup.ua

Московский ипподром

Auto Date Среда, ноября 12, 2008

Основателем московского ипподрома можно назвать графа Алексея Орлова. (Но не того, который фаворит Екатерины, Григория, а его брата!).

Зимой он устраивал конские бега на Москве-реке, напротив Кремля. На льду огораживали круг с деревянным павильоном («беседкой») для зрителей в центре. Большинство москвичей предпочитали не платить за вход на трибуны, а смотреть даром с набережных и мостов.

Меньше внимания вызывали летние состязания, уже не в центре Москвы, а либо на ее южной окраине — на Донском поле между Серпуховской и Шаболовской улицами, либо между Тверской и Пресненской заставами рядом с Ходынским полем.

По указу Сената 12 марта 1831 года Общество конской скачки получило для устройства состязаний в южной части Ходынского поля большой кусок земли — 122 десятины, здесь и расположился ипподром. Официально ипподром был открыт 12 сентября 1834 года.

Всего в год открытия ипподрома было проведено два беговых дня. В них приняли участие 12 лошадей, а ценность всех призов не превысила и 500 руб. серебром. Первым победителем на столичном ипподроме, как сообщала газета «Московские ведомости», стал «Ивана Соколова Горностай».

Главным призом на бегах в соревнованиях упряжных лошадей был "дерби" (по фамилия учредителя приза). Выигрывшая лошадь тут же продавалась с аукциона. В каждой скачке всем была известна лучшая лошадь, которая обойдет соперниц, а потому выдавали выигравшим не более гривенника на рубль. Поэтому совершенно не было азарта.

Все изменилось, когда в конце 70-х годов 19 века ввели тотализатор. Секретарь Скакового общества М.Лазарев углядел его за границей и применил на скачках. Осенью 1885 года на рублевый билетик выпал выигрыш 1319 рублей. После случая с огромным выигрышем и популяризации тотализатора, он был введен и на бегах.

На следующий же день на страницах газет и журналов началось бурное обсуждение нововведения. «Журнал спорта» открыл свои страницы для всестороннего обсуждения тотализаторского вопроса. В 1901 году вышел материал «Коннозаводство, спорт и тотализатор», а в 1902 году в ряде номеров — статья «История тотализатора».

Категорически против тотализатора был Гиляровский. Он критиковал московское дворянство за нерешительность в отношении уничтожения тотализатора. В статье «Памятка прошлого года» (1903 г.) он иронизирует над докладом о вреде тотализатора в московской городской управе и губернском земстве.

Гиляровский не раз выступал с предложением закрыть тотализатор. Позже в «Москве газетной» он восклицает: «Знаменитый московский адвокат Ф. Н. Плевако в одной из своих замечательных речей на суде говорил: «Если строишь ипподром, рядом строй тюрьму». И прав был Федор Никифорович!».

Вопросы о тотализаторе, поднимаемые на страницах журнала, интересовали многих в те дни. Популярность «Журнала спорта» росла. С 1905 года он выходил ежедневно. Однако жизнь издания вскоре оборвалась. Известно, что тотализатор всячески поощрялся правительством как выгодный для казны. Журнал же открыто боролся с этим. На редакцию посыпались кары. Цензура ставила различные препятствия в публикации острых материалов.
Все это волновало Гиляровского, и каждый вызов в цензурный комитет огорчал его. Главное, невозможно было спокойно и творчески работать. В архиве Гиляровского сохранилось его письмо цензору С. В. Залетову:

«Уважаемый Сергей Васильевич! Если можно было сделать что-нибудь мне самое гадкое, то это сделали мне вы! Я… обвиняю российскую бюрократию. Из-за подлого тайного циркуляра — защитника тотализаторских мошенников — мне опять испортили номер, статья Соколова Вами отложена… Вечная защита всех воров, вечная защита разных административных проходимцев, знакомства, петербургские связи, укрывательство всего бесчестного, стеснение печати — вот что губит. И Главное управление печати, то есть чиновники его, главные виновники укрывательства. Молчать не могу… дела трудные, а тут еще эта неприятность с номером!.. Я виню подлый, существующий тайно циркулярный порядок. Будь он проклят! Как русский человек это говорю… и плачу!».

Вот ещё один интересный факт из истории Московского ипподрома:

Постепенно трибуны заполняла празднично одетая публика. За столиками партера рассаживались шумные компании, гулявшие всю ночь в соседнем «Яре». Тут и там сновали «жучки», выспрашивая знающих людей о перспективах той или иной лошади. Авторитетными специалистами считались купец Яков Брюсов и его совсем юный сын Валерий. Как-то раз младший Брюсов показал приятелю отца редактору журнала «Русский спорт» В.А. Гиляровскому свою статью о тотализаторе, и «король московских репортеров» сразу напечатал ее в своем журнале. Так в 1889 г. увидело свет первое произведение В.Я. Брюсова, в недалеком будущем — одного из знаменитейших поэтов «серебряного века».

Д. Никитин, кандидат исторических наук, азета «На Варшавке» № 8 (56) ИЮНЬ 2002

Тем временем Московское скаковое общество обогащалось. На появившиеся деньги было решено построить новые трибуны и беговую дорожку. Конкурс на строительство выиграли архитекторы И.Барютин и С.Кулагин. В 1899 году они возвели каменные трибуны.



"Яркими гирляндами и живыми цветочными клумбами рисуются пять этажей трибун, полных в день Дерби летними платьями дам, огромный партер вдоль всего этого ажурного железного здания, которое ни с какой постройкой и сравнить нельзя…"
, — так описывает московский скаковой ипподром В.А.Гиляровский.

Особенно эффектна была центральная часть здания, где главный подъезд, по мнению специалистов, напоминал подъезд здания Парижской оперы. Через этот элитный подъезд посетитель попадал в помещение для "господ действительных членов". Здесь же рядом располагалась роскошно выполненная царская ложа, которая нередко посещалась членами царского двора. Рядом с ложей находился и балкон для судей, а также специальные литерные места для публики, имевшей свой отдельный вход. Для обычной публики были предусмотрены обширные залы на втором и третьем этажах. Все здание освещалось электричеством, что было по тем временам новинкой.

Особой гордостью здания были не затейливые башенки, а скульптуры конных квадриг, что были видны издалека. Вновь сооруженное здание беговых трибун обошлось Московскому скаковому обществу свыше миллиона рублей. Но зато все постройки и сам беговой круг были больше и красивее петербургского, что служило вечной темой подтрунивая над заносчивой северной столицей.

Не был забыт и скаковой круг, там поставили изящный летний павильон — состязания проходили только летом. В революцию павильон этот не уцелел, он сгорел.

Кадры из фильма "Папиросница от Моссельпрома" начала 1920-х годов:

До 1930 г. рысистый и скаковой ипподромы в Москве были раздельными и находились неподалеку друг от друга. Проект слияния двух ипподромов в один (комбинированный) был осуществлен в 1930 году. К рысистым дорожкам, опоясывая их, примкнула скаковая, длиной 1800 метров. Это было сделано в связи с необходимостью расширения Белорусско-Балтийской железной дороги.

Атмосфера ипподрома манила к себе. Ипподром был тем местом, где было разрешено то, что было запрещено во всей стране — азарт.

Здесь долгое время собирались сливки московского общества. Практически ежедневно приезжали на ипподром мхатовцы: Яншин, Москвин, Тарханов. И не просто приезжали, но даже иногда сами участвовали в забегах. «Я сам в качалке сидел», — часто говаривал друзьям Михаил Яншин. Иногда в беговую качалку усаживался Иван Семенович Козловский. Постоянными жителями ипподрома были Маяковский и Асеев. Все это были люди далеко не бедные, и на бега их тянула отнюдь не жажда наживы или легкого выигрыша. Играли «по маленькой», словно растягивая удовольствие. Только вот удовольствие от чего? Что заставило того же Яншина вновь вернуться на ипподром после того, как его однажды увезли оттуда с сердечным приступом? В тот раз Михаил Михайлович просчитал идеально точную, выверенную комбинацию, а когда диктовал кассирше номера лошадей, запутался в цифрах. Комбинация, которую он загадал, оказалась правильной, но выигрыш прошел мимо великого актера. И ведь выигрыш был не такой большой, всего полтора рубля на вложенный рубль, а вот сердце не выдержало и дало сбой.

Удачливым игроком был легендарный летчик Михаил Громов. По воспоминаниям бывалых «тотошников», появлялся он в дебрях ЦМИ обычно по выходным. Одевался в штатское, но непременно со звездой Героя на пиджаке: этот достойный атрибут давал ему право подходить к кассе без очереди. Играл до первого выигрыша. Выигрывал и уходил. Причем на лице его никогда не отражалось никаких эмоций.

В 1949 году произошел пожар. В 1950-1955 гг. после пожара архитектор И.В.Жолтовский создал нынешнее здание крупнейшего в стране ипподрома с трибунами на 3,5 тыс. человек.

Правое его крыло украшает большой торжественный портик, напоминающий Бранденбургские ворота в Берлине. Венчающая его квадрига лошадей перекочевала на него со старого здания

Пока государство по проекту архитектора Жолтовского возводило трибуны новые, страдавшие без тотализатора, игроки регулярно приезжали на Беговую и устраивали «приз Трамвая». То есть ставили на то, в каком порядке будут приходить на станцию трамваи. Как-то один из игроков сорвал банк в 8000 рублей. Правда, потом выяснилось, что «заезд» был «заказным»: ушлый малый просто сговорился с диспетчером ближайшего трамвайного парка, и тот выпустил вагоны на линию в том порядке, какой был ему нужен. Его побили, деньги отобрали, но от дальнейших участий в пари не отстранили.

Постоянным гостями нового ипподрома стали Царев, Старостин, Броневой, Аксенов, Гладилин, Арканов… Здесь доживал свои дни Василий Сталин. Нечастым, но почетным гостем был Леонид Брежнев. Этому демократичному правителю везло гораздо меньше, чем его предшественникам. То ли климат оттепели так действовал, то ли администрация заведения совсем «потеряла нюх», но, как рассказывают люди, Леонид Ильич лишь один раз выиграл по-крупному: три рубля на рубль. В основном он проигрывал, но к проигрышам относился довольно стоически и даже шутил насчет того, что лошади его не любят.

В семидесятых годах на 40-копеечных трибунах (были еще 20-копеечные и 80-копеечные) можно было запросто встретить закадычную «двоицу» — Державина и Ширвиндта. Говорят, что Ширвиндт как-то раз чуть не стал почти миллионером: хотел поставить на одну лошадь, но Державин уговорил поставить на другую. Если бы не послушал, выиграл бы 26 000 рублей. Две «волги». После этого случая почти месяц артисты приезжали на ипподром порознь.

Перестроечные времена были не лучшими для Московского ипподрома. В 1992 году дошло даже до того, что были прекращены скачки. Возобновлены они были только в 2000 году. С тех пор скачки проводятся регулярно.


Подглядываем сквозь забор;-)


Лошадей подгоняет трактор;-) Чтобы бежали быстрее.

Рядом с ипподромом — гостиница "Бега"


Интересно, кто быстрее?;-)


Кассы ипподрома

Правое его крыло здания украшает большой торжественный портик, напоминающий Бранденбургские ворота в Берлине, а сверху — лошади, которые когда-то были установлены на старом здании

Входим в центральный вход…. и перед нами:


Проходим на трибуны…

Вид с трибун (при нажатии на фотографию, откроется в новом окне фотография большего размера)

Обратите внимание роспись на потолке! Тема изображений — конечно, лошади

Дверь на трибуну…

Дверь внутри здания ипподрома…


Лестницы внутри здания ипподрома


Такие разные лестницы

Зал, где принимают ставки:


Деревянная лавка

В зале, где делают ставки, ставки почему-то не делали, зато игроки там что-то отмечали… успешную ставку или выходной день?;-)

Вид на ипподром со стороны 2-го Боткинского проезда

Перед ипподромом в советские времена планировалось поставить фонтан. И даже была заказана скульптура "Купание коней". Фонтан по каким-то причинам решено было не ставить, а скульптуру поставили.

На пилонах ворот со стороны Ленинградского шоссе установили конные группы, выполненные внуком автора коней на Аничковом мосту П.Клодта скульптором К.Клодтом при участии С.Волнухина

Материалы:
Михасик О. О Гиляровском // Красный Север. – 1988. – 18.08
Юлиан ТОЛСТОВ,“Квартира, дача, офис”, N139, 02.08.01

Д. Никитин, кандидат исторических наук, газета «На Варшавке» № 8 (56) ИЮНЬ 2002

Комментировать с помощью Facebook: