В любое время года Экскурсии от Moscowwalks
Подарочные сертификаты Прогулок по Москве
Подарите друзьям совершенно новый город

Пока не сняты карантинные ограничения, мы проводим онлайн лекции.
Лекции бесплатны, но мы предполагаем, что если вам нравится лекция, вы перечислите нам донат. До конца карантина лекции остаются в открытом доступе.


Расписание лекций на нашем экскурсионном сайте.

Лекции проходят на нашем youtube канале Прогулки по Москве.

Карантин пройдет и мы снова будем гулять по Москве) Оставайтесь с нами!
Все об экскурсиях смотрите на http://moscoww.ru



/


Из истории Масленицы в Москве

Auto Date Пятница, марта 15, 2013

На дворе сейчас масленичная неделя, которая в этом году проходит в 11 до 17 марта. Масленица любима в России еще с дохристианских времен и всегда отмечалась, даже в советское время.

Москва же всегда любила отметить Масленицу с размахом, с особым шиком.

Сегодня мы расскажем и покажем, как же отмечалась Масленица в старой Москве —>

Для начала немного общей информации про праздник. Культ проводов зимы дошёл до нас ещё с языческих времён, тогда он назывался Комоедицей – это неделя до и после начала весны. После крещения Руси это преобразовалось в православный церковный праздник с понедельника по Прощёное воскресенье, она сначала называлась церковной сырной седмицей, потом уже стала масленицей. Эта неделя и сопровождалась большими весёлыми гуляниями. Светское празднование Масленицы учреждено царским указом Петра I по образу и подобию европейских карнавалов.

На каждый день масленой недели существовали определенные обряды. В понедельник — встреча Масленицы, во вторник — «заигрыши». На лакомки, то есть в среду масленой недели, тещи приглашали на блины зятьев с женами. Особенно этот обычай соблюдался в отношении молодых, недавно поженившихся. Скорее всего отсюда и пошло выражение «к теще на блины». В «широкий четверг» происходили самые людные катания на санях. В пятницу — тещины вечерки — зятья звали тещу на угощение. Суббота отводилась золовкиным посиделкам. Воскресенье называлось «прощеным воскресеньем» или «прощеным днем». В этот день все навещали родственников, друзей и знакомых, обменивались поцелуями, поклонами и просили прощения друг у друга, если обидели словами или поступками. Причем первые три дня назывались «узкой масленицей», народ ещё занимался хозяйственными делами, а гуляли и веселились в основном дети и молодожёны, с четверга же начиналась «широкая масленица», работать в эти дни запрещалось.


Масленица в Коломенском.

Теперь же перейдём к тому, что происходило в Москве. В XVII и XVIII веках. Много отзывов о праздновании масленицы в Москве оставили иностранцы. Эти свидетельства показывают, что в праздновании масленицы москвичи не знали меры, что порой было губительно. К примеру, англичанин С. Коллинс, который в середине XVII века служил врачом у царя Алексея Михайловича, писал в своих записках: «На масленице, перед Великим постом, русские предаются всякого рода увеселениям с необузданностью и на последней неделе пьют так много, как будто им суждено пить в последний раз на веку своем». Коллинс также писал, что после этого праздника по Москве тянулись скорбные подводы с бездыханными телами жертв лихого разгула. Одни напивались до смерти, другие во хмелю падали в сугробы и замерзали, третьи гибли в кулачных боях, любимой масленичной забаве. «Человек двести или триста провезены были таким образом в продолжение поста», — писал Коллинс.

Саксонец Г. А. Шлейссингер, побывавший в Москве в конце XVII века, рассказывал: «В это время пекут пирожки, калачи и тому подобное в масле и на яйцах, зазывают к себе гостей и упиваются медом, пивом и водкою до упаду и бесчувственности». Кроме этого, москвичи Шлейссингеру напомнили итальянцев: «Масленица напоминает мне итальянский карнавал, который в то же время и почти таким же образом отправляется».


Картина из серии «Масленица» Бориса Кустодиева, 1910-е годы.

Царь Алексей Михайлович самыми строгими мерами старался утихомирить своих разудалых подданных. Воеводы рассылали по градам и весям царские указы, то запрещая частное винокурение, то требуя, чтобы россияне в азартные игры не играли, «кулачных боев меж себе не делали и на качелях ни на каких не качалися». Так то, ведь качели для многих, особенно после водки или пива, становились причиной членовредительства, а то и гибели.
Но грозные царские указы и наставления патриарха на деле не смогли ничего изменить. Молодой Петр I, открывая масленичные гулянья в Москве и забыв строгие наставления своего батюшки, сам бурно веселился, и качался на качелях вместе с офицерами-преображенцами.


Аполлинарий Васнецов. «Сжигание чучела Масленицы».

Масленица не прошла и мимо секретаря австрийского посольства И. Г. Корба, приехавшего в это время в Россию: на масленице «пропадает всякое уважение к высшим властям, повсюду царит самое вредное своеволие». Корб был крайне удивлён происходящим, и стал свидетелем курьезного и вместе с тем глумливого обряда: только что отстроенный дворец Лефорта в Немецкой слободе освящал на масленицу шутовской патриарх, «князь-папа», возглавлявший «всешутейший и всепьянейший собор». Дворец освящали в честь Вакха, кадили табачным дымом, а «патриарх» благословлял всех крестом, сделанным из перекрещенных табачных трубок. Затем во дворце начался веселый пир, продолжавшийся двое суток: «Причем не дозволялось уходить спать в собственные жилища. Иностранным представителям отведены были особые покои и назначен определенный час для сна, по истечении которого устраивалась смена, и отдохнувшим надо было в свою очередь идти в хороводы и прочие танцы».
Ф. В. Берхгольцу, прибывшему в Россию в свите герцога Голштинского, особенно запомнилась масленица в Москве в 1722 году. По случаю празднования Ништадтского мира Петр устроил необычную процессию, которая двинулась из села Всесвятского и проехала по Москве. Изумленные москвичи видели, как по заснеженным улицам их древнего города курсировал русский флот. Лодки, яхты, корабли были поставлены на сани, которые тянули лошади.


Василий Суриков. «Большой маскарад в 1722 году на улицах Москвы с участием Петра I и князя-кесаря И.Ф.Ромодановского», 1900.

Берхгольц оставил подробнейшее описание этого поезда. Тут был и «князь-папа» со своей шутовской свитой: «В ногах у него верхом на бочке сидел Бахус, держа в правой руке большой бокал, а в левой посудину с вином». За ним следовал Нептун: «Он сидел в санях, сделанных в виде большой раковины, и имел пред собою в ногах двух сирен». Сам император ехал на большом корабле, беспрестанно салютовавшем из пушек. Команду корабля составляли бойкие, проворные мальчики (очевидно, ученики навигацкой школы). Берхгольц рассказывал: «Его величество веселился истинно по-царски. Не имея здесь в Москве возможности носиться так по водам, как в Петербурге, и несмотря на зиму, он делал однако ж со своими маленькими ловкими боцманами на сухом пути все маневры, возможные только на море. Когда мы ехали по ветру, он распускал все паруса, что конечно немало помогало 15-ти лошадям, тянувшим корабль».
Императрица следовала за кораблем в красивой раззолоченной гондоле. В процессии были ряженые, изображавшие турок, арапов, испанцев, арлекинов, даже драконов и журавлей. Были сани, запряженные шестерней медведей. Ими правил человек, зашитый в медвежью шкуру. Вероятно, это была выдумка Ромодановских, которые славились своими дрессированными медведями. Берхгольц насчитал в процессии свыше 60 саней. Праздник закончился пиром и фейерверком.


Жерар Делабарт. Вид ледяных гор в Москве во время Сырной недели (Масленица), 1795 год.

Традиции празднования масленицы петровских времён продолжились и при Екатерине II , которая, по случаю своей коронации, подражая Петру I, устроила в Москве на масленой неделе грандиозное маскарадное шествие под названием «Торжествующая Минерва». Три дня ездила по городу маскарадная процессия, которая, по замыслу императрицы, должна была представить различные общественные пороки — мздоимство, казнокрадство, чиновничью волокиту и другие, которые, правительница намеревалась уничтожить. Распорядителем праздника был известный актер Ф. Г. Волков, стихи и тексты для хоров писали М. М. Херасков и А. П. Сумароков. Процессию составляли четыре тысячи действующих лиц и двести колесниц. Это увеселение стоило жизни Волкову, простудившемуся во время праздника.


Картина Сергея Смирнова.

Но самым любимым и красивым масленичным обрядом было катание на санях. Выезжали все, у кого был конь, и по улицам Москвы наперегонки неслись разномастные упряжки. Наиболее популярно было катание на санях на реке Неглинной. Молодая англичанка М. Вильмот, приехавшая в гости к княгине Дашковой, с удовольствием участвовала в масленичных катаниях в Москве в 1804 году. Она записала в дневнике: «Особенно блистали купчихи. Их головные уборы расшиты жемчугом, золотом и серебром, салопы из золотного шелка оторочены самыми дорогими мехами. Они сильно белятся и румянятся, что делает их внешность очень яркой. У них великолепные коляски, и нет животного прекраснее, чем их лошади. Красивый выезд — предмет соперничества Прелестная графиня Орлова была единственной женщиной, которая правила упряжкой, исполняя роль кучера своего отца. Перед их экипажем ехали два всадника в алом, форейтор правил двумя, а графиня — четырьмя лошадьми. Они ехали в высоком, легком, чрезвычайно красивом фаэтоне, похожем на раковину».

Главное угощение на масленице — блины, пеклись и поедались в несметных количествах. В знаменитых московских ресторанах в эту неделю расторопные половые вместе с карточкой меню клали на столы отпечатанные поздравления с масленицей, часто написанные в стихах и украшенные яркими рисунками.
Был очень популярен Воронинский трактир в Охотном ряду, где на вывеске «Здесь Воронины блины» была изображена ворона с блином в клюве.


Фотография 1900-х годов. Масленичные гуляния на Девичьем поле.

Даже в разоренной французами Москве 1813 года о празднике не забыли. По воспоминаниям современника, уличные торговцы в тот год были одеты живописно: «Мужик в медвежьей гусарской шапке… Деревенская баба во французской шинели… Мальчик в лохмотьях продавал «блины горячие», для свежести прикрытые кавалерийским чепраком с иностранными гербами…» Еще лет 150 назад масленичное обжорство, как правило, сопровождалось баталиями — «стенка на стенку».

Это действие называлось «пойти блины вытряхнуть». И вытряхивали, чаще всего не без крови. Обычай этот попробовали воскресить в 1928 году, когда, как писала «Вечерка», «на льду Москвы-реки собрались любители кулачных развлечений». Но бойцов разогнала конная милиция…


Народное гулянье на Девичьем поле на Масленице. 1913. А. Рыбников.

Перед гуляниями в короткий срок сооружались качели, карусели, цирковые и театральные балаганы, палатки, чайные и рестораны. Места гуляний менялись, в XVIII и XIX веках ими успели побывать и Воскресенская площадь, и Пресненские пруды, и Неглинная, как уже писалось выше. Гуляния также проводились на месте срытого земляного вала, в районе Новинского бульвара. В 1861-62 годах гулянье было перенесено на Девичье поле.

Вот что писали в одной из газет от 28 февраля 1903 года: «Широкая масленица в полном разгаре. На Девичьем поле стоит гул голосов, многотысячной толпой переходящей от балагана к балагану, с каруселей на французско-русские горы. Публика в большинстве серая: солдаты, мастеровые, их жены и дети.»

 

Отмечали масленицу даже и в советское время. Правда, часто называлось это действо «проводы зимы».


Фотография 1980-х годов. Масленица в Измайлово.

 

Всех с Масленицей и не забудьте хорошо погулять в эти особенные выходные!

 

Комментировать с помощью Facebook: